Среда, 07 июня 2023 09:43
Оцените материал
(0 голосов)

АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ПОЭЗИЯ
в переводах Жанны Жаровой


EDGAR ALLAN POE
ЭДГАР АЛЛАН ПО

ALONE

From childhood's hour I have not been
As others were; I have not seen
As others saw; I could not bring
My passions from a common spring.
From the same source I have not taken
My sorrow; I could not awaken
My heart to joy at the same tone;
And all I loved, I loved alone.
Then – in my childhood, in the dawn
Of a most stormy life – was drawn
From every depth of good and ill
The mystery which binds me still:
From the torrent, or the fountain,
From the red cliff of the mountain,
From the sun that round me rolled
In its autumn tint of gold,
From the lightning in the sky
As it passed me flying by,
From the thunder and the storm,
And the cloud that took the form
(When the rest of Heaven was blue)
Of a demon in my view.

ОДИНОКИЙ

Я не таким был с детских лет
Как все: иначе видел свет,
И в русло общее не мог
Своих влечений влить поток,
И из иного бьёт ключа
Моя печаль; не в тон звучал
Звон радости и сердца пыл;
Всё, что любил – один любил.
Тогда же, – в детстве, у истока
Житейских бурь, – по воле рока
Из всех глубин добра и зла
Мне тайна явлена была
(Пленён я ею до сих пор):
Из красных скал суровых гор,
Из родника и водопада,
Из жёлтой осени прохлады,
Из солнца в небе надо мной,
Что дарит свет и летний зной;
Из грома, молнии и шторма –
И облака, что сменит форму,
И глянет демон или бес
В глаза из синевы небес.


A DREAM WITHIN A DREAM

Take this kiss upon the brow!
And, in parting from you now,
Thus much let me avow –
You are not wrong, who deem
That my days have been a dream;
Yet if hope has flown away
In a night, or in a day,
In a vision, or in none,
Is it therefore the less gone?
All that we see or seem
Is but a dream within a dream.

I stand amid the roar
Of a surf-tormented shore,
And I hold within my hand
Grains of the golden sand –
How few! yet how they creep
Through my fingers to the deep,
While I weep – while I weep!
O God! can I not grasp
Them with a tighter clasp?
O God! can I not save
One from the pitiless wave?
Is all that we see or seem
But a dream within a dream?

СОН ВО СНЕ

Поцелуем лба касаясь
И с тобою расставаясь,
Я тебе сейчас признаюсь:
Не ошиблась ты в одном:
Дни и вправду стали сном.
Коль ушла надежда прочь
То ли в день, а то ли в ночь,
Наяву или в видении,
Боль утраты разве менее?
Вижу что иль мнится мне,
Всё – всего лишь сон во сне.

Вот истерзанный прибоем
пляж. Стою средь ветра воя
и держу – дрожит рука! –
золотого горсть песка.
Мало как! Течёт струя
Между пальцами, а я –
О, я плачу – плачу я!
Боже! Как их удержать,
Как плотнее руку сжать?
Как песчинку хоть одну
Мне не уронить в волну?
Вижу что иль мнится мне –
Вправду ль всё – лишь сон во сне?


EL DORADO

Gaily bedight,
A gallant knight,
In sunshine and in shadow,
Had journeyed long,
Singing a song,
In search of Eldorado.

But he grew old,
This knight so bold,
And o'er his heart a shadow
Fell as he found
No spot of ground
That looked like Eldorado.

And, as his strength
Failed him at length,
He met a pilgrim shadow;
"Shadow," said he,
"Where can it be,
This land of Eldorado?"

"Over the mountains
Of the moon,
Down the valley of the shadow,
Ride, boldly ride,"
The shade replied, –
"If you seek for Eldorado!"

БАЛЛАДА ОБ ЭЛЬДОРАДО

Жил рыцарь-франт:
На шляпе – бант,
Любил менять наряды.
Знал тень и свет,
Но много лет
Мечтал об Эльдорадо.

Но стар он стал
И так устал,
И сердцу нет отрады.
Он на мели,
И нет земли,
Что схожа с Эльдорадо.

Настал тот день,
Что вестник-тень
Уже шагает рядом.
«Тень, где твой рай –
Тот дивный край
С названьем – Эльдорадо?»

«Средь лунных гор
Есть с давних пор
Дол тени и прохлады,
Где спят мечты, –
Там сыщешь ты
Дорогу в Эльдорадо».

_____

WILLIAM BLISS CARMAN
УИЛЬЯМ БЛИСС КАРМАН

A VAGABOND SONG

There is something in the autumn that is native to my blood –
Touch of manner, hint of mood;
And my heart is like a rhyme,
With the yellow and the purple and the crimson keeping time.

The scarlet of the maples can shake me like a cry
Of bugles going by.
And my lonely spirit thrills
To see the frosty asters like a smoke upon the hills.

There is something in October sets the gypsy blood astir;
We must rise and follow her,
When from every hill of flame
She calls and calls each vagabond by name.

ПЕСНЬ БРОДЯГИ

Есть у осени такое, что в крови и у меня –
Стиль, намёк, тональность дня…
И рифмует сердце в лад,
И пурпурным, жёлтым, алым ритм диктует листопад.

И клёна лист багряный – как дальний плач рожка,
И вздрогнула рука…
Дух трепещет, одинок, –
Я вижу – холм укрыл озябших астр морозный смог.

Есть и в октябре такое – то цыганской крови хмель
К берегам иных земель,
К пламенеющим холмам
Зовёт, зовёт бродяг по именам.

_____

WILLIAM MORRIS DAVIS
УИЛЬЯМ МОРРИС ДЭЙВИС

LEISURE

What is this life if, full of care,
We have no time to stand and stare? –

No time to stand beneath the boughs,
And stare as long as sheep and cows:

No time to see, when woods we pass,
Where squirrels hide their nuts in grass:

No time to see, in broad daylight,
Streams full of stars, like skies at night:

No time to turn at Beauty's glance,
And watch her feet, how they can dance:

No time to wait till her mouth can
Enrich that smile her eyes began?

A poor life this if, full of care,
We have no time to stand and stare.

ДОСУГ

Ну что за жизнь, скажи, мой друг,
Коль оглядеться недосуг? –

Не постоять в тени ветвей,
Чтоб спел нам песню соловей.

Орех не отыскать, увы,
Что прячет белка средь травы.

Слепит нас яркий свет дневной –
Не видим звёзд над головой.

И ножек стройных перепляс
Красотки милой не для нас.

С губ не сорвать в пылу утех
В её глазах возникший смех.

Да, узок жизни жалкий круг,
Коль оглядеться недосуг!

_____

ROBERT LEE FROST
РОБЕРТ ЛИ ФРОСТ

TO THE THAWING WIND

Come with rain, O loud Southwester!
Bring the singer, bring the nester;
Give the buried flower a dream;
Make the settled snowbank steam;
Find the brown beneath the white;
But whate'er you do tonight,
Bath my window, make it flow,
Melt it as the ice will go;
Melt the glass and leave the sticks
Like a hermit's crucifix;
Burst into my narrow stall;
Swing the picture on the wall;
Run the rattling pages o'er;
Scatter poems on the floor;
Turn the poet out of door.

ТЁПЛОМУ ВЕТРУ

Приходи с дождём, Зюйд-Вест!
Птиц верни из южных мест;
Дай цветку цветенья дар;
Преврати сугробы в пар;
Бурый цвет найди под белым;
Только, что бы ты ни делал,
Смой со стёкол зимний лёд!
Лишь оконный переплёт
Сохрани мне, мой Зюйд-Вест,
Как отшельнический крест.
В келью ты ворвись ко мне,
Сдвинь картину на стене,
На пол сбрось стихи, газеты –
И в развитие сюжета
Выгони за дверь поэта.


RELUCTANCE

Out through the fields and the woods
And over the walls I have wended;
I have climbed the hills of view
And looked at the world, and descended;
I have come by the highway home,
And lo, it is ended.

The leaves are all dead on the ground,
Save those that the oak is keeping
To ravel them one by one
And let them go scraping and creeping
Out over the crusted snow,
When others are sleeping.

And the dead leaves lie huddled and still,
No longer blown hither and thither;
The last long aster is gone;
The flowers of the witch-hazel wither;
The heart is still aching to seek,
But the feel question 'Whither?'

Ah, when to the heart of man
Was it ever less than a treason
To go with the drift of things,
To yield with a grace to reason,
And bow and accept the end
Of a love or a season?

РОПОТ

Через поля и леса
Я шёл, не страшась преграды;
На холмы восходил, чтобы мир
С вершины окинуть взглядом;
И спустился, и вот – мой дом,
Что пришёл в упадок.

На земле все листья мертвы,
А спасённые дуба заботой
Один за другим облетят,
Тревожа шуршащей нотой
Листы, что под настом лежат,
Объяты дремотой.

И охапки опавшей листвы
Недвижны под снежным мехом;
Последние астры ушли,
И вянут цветы ореха;
Лишь сердце всё рвётся… Куда?
Но ответит лишь эхо.

Ах, сердце! Рассудку внять
Тебе ли? – ведь это измена:
Порядок вещей принять,
Лишившись иллюзий плена,
И смириться с концом любви,
Что, как и осень, бренна…


INTO MY OWN

One of my wishes is that those dark trees,
So old and firm they scarcely show the breeze,
Were not, as 'twere, the merest mask of gloom,
But stretched away unto the edge of doom.

I should not be withheld but that some day
into their vastness I should steal away,
Fearless of ever finding open land,
or highway where the slow wheel pours the sand.

I do not see why I should e'er turn back,
Or those should not set forth upon my track
To overtake me, who should miss me here
And long to know if still I held them dear.

They would not find me changed from him they knew –
Only more sure of all I thought was true.

В ГЛУБИНЕ ДУШИ

Я бы хотел, чтоб эти дерева
Могучие – их ветер лишь едва
Качнёт – сменили скорбный свой убор
На буйных крон разросшийся простор.

Да будет мне тогда неведом страх
Исчезнуть, затеряться в тех лесах
И не найти просвета и тропы,
Где месит колесо песок судьбы.

Не думаю, что я сюда вернусь.
А те, кому я впрямь здесь нужен, – пусть
По следу моему пройдут в надежде
Узнать, близки ли мне они, как прежде.

Они поймут, что я лишь в большей мере
Уверен в том, во что и раньше верил.

Прочитано 837 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Top.Mail.Ru