Вторник, 24 мая 2022 16:43
Оцените материал
(0 голосов)

АНДРЕЙ НИКИТИН

ИДЕАЛЬНЫЙ МИР
рассказ

Илья поправил галстук, выглянул из окна на синее море, мимо которого проезжал поезд. В небольшом помещении уборной было тесно. Автоматически его обрызгал дезодорант, слилась вода в унитазе и на электронной табличке слева от дверей прошла строка с показателями его температуры, отношения роста к весу, так же несколько слов о погоде и советы на день. Это было привычно.

Илья уже закончил дела и мог немного отдохнуть. Он вернулся в комнату. Робот-официант тут же возник из-под пола.

– Виски со льдом и салат из фруктов, – сказал Илья, глядя в окно. Робот исчез. Илья откинул голову на выдвижную подушку и ощутил, как кресло начало нагреваться. Это сработала автоматическая массажная система, определившая, что у него болит, по нервным импульсам тела, ещё при входе в комнату.

Илья глянул на лампу под потолком, слегка прищурился и свет мгновенно стал тусклее. Через минуту вновь бесшумно появился робот. Илья ощутил в руке бокал, глотнул виски, потянулся на ощупь другой рукой и наткнулся на фрукты. Море осталось позади. В небе летела стая птиц. Илья жевал и думал о том, что в мире полно бедных людей. Он возвращался из бедной страны, где нет технологий, где люди сами себе готовят, где робот не будит вас по утрам и не относит в кровать, если вы пьяны. Подобных стран много, но люди там кажутся счастливыми. Они танцуют по вечерам при свете огня, устраивая себе праздники в любое время, они болтают друг с другом не через мониторы и наушники, они пьют настоящую жидкость, морщась, закусывая, а не глотают две таблетки, содержащие столько же алкоголя, но без горечи.

Всё это Илья видел за последние несколько дней, всё это он прочувствовал на себе и, несмотря на их мнимую радость, они нуждались в помощи. Илья хотел помочь этим людям. Автоматизирование систем упрощает жизнь. Есть техники, которые обслуживают систему, ведь они есть всегда, но с каждым годом их становилось всё меньше. Роботы меняли людей во всех сферах деятельности. Роботы получали знания быстрей людей, они не ошибались, они не завидовали, не ревновали, не колебались. Им была нужна только энергия, больше ничего. Система защиты не позволяла роботам вредить человеку, и сами роботы, зачастую присутствовавшие на совещаниях, были согласны с необходимостью этой защиты.

Поезд плавно остановился, в купе раздался запах персиков. Илья открыл глаза, привстал в кресле, улыбнулся. Он любил запах персиков и понял, что система уловила его желание и старалась ему угодить.


Илья шёл вдоль улицы, глядел на небоскрёбы зданий, разноцветные огни, уходившие в небо, и пытался подсчитать в уме все недостатки и сложности, связанные с переходом к автоматизации. Сразу это сделать невозможно, людей нужно подготовить. Сам вид этой новизны и глобальности нагоняет страх. Илья остановился у дверей здания, перед входом стоял мужчина с плакатом.

Верните людям право выбора!

Илья глядел на плакат. Он понимал желание мужчины. Всегда были подобные уникалы, желающие на что-то влиять, желающие казаться более значимыми, чем роботы. Да и просто некоторые люди хотели привлечь к себе внимание.

– Мужчина, что вы делаете?

– Я пытаюсь всех разбудить, – сказал мужчина, отложив плакат, – вы стали как зомби. Вы разучились работать сами. Роботы не могут полностью заменить человека. Это ошибка человечества. Мы хотим снять с себя напряжение, расслабить мозги, но это сделает людей идиотами.

– Но ведь мы и создали роботов для работы. Они делают всё.

– А если робот сломается?

– Его починят другие роботы. Оглянитесь! Город автоматизирован. Скоро человеческий фактор сведётся к минимуму.

– Нет, парень. А что, если все роботы перестанут подчиняться? Что тогда?

– Этого быть не может, – сказал Илья, – робот надёжен.

– Всё может быть, парень. Вечного ничего не бывает. Рай, что вы пытаетесь создать, тоже не вечен. Когда-нибудь всё это рухнет.

– Ну, защита всех систем работает безупречно. Всё контролируется и проверяется.

– Да? А кто платит за эту энергию? Кто добывает её? Это ведь не роботы.

– Ну, не всю энергию добывают люди, есть и независимые системы. Я не понимаю, что вам не нравиться? Отработайте двадцать лет, как и положено, и до конца жизни вам больше не придётся работать, а всю работу за вас будут делать роботы. Для этого и трудились инженеры всего мира. Для этого и не спали ночами, чтоб мы могли отдыхать большую часть времени.

– Это всё глупость, – сказал мужчина, – так не бывает. Роботы могут захватить этот мир, и для них это будет как дважды два.

– Вот тут вы ошибаетесь, милейший, – сказал Илья, усмехнувшись, – центральная система управляется людьми. Там нет ни одного робота, и это самая серьёзная защита. В здании только люди. Люди контролируют машины на самом первом уровне. Одно нажатие кнопки вырубает всю систему электроники, на случай, если как вы говорите, роботы захватят мир.

– Всё так и будет, – сказал мужчина, но Илья уже понял, что не стоит обращать на него внимание. Он прошёл к двери, робот Роджер мгновенно открыл дверь и пропустил своего хозяина. Илья даже не заметил, что робот всё это время был рядом. Роджер никогда не мешает, но всегда помогает. Отличный робот.


На экране возникло лицо. Илья сидел в кресле, пил холодный сок и помахал рукой в знак приветствия. Человек с экрана кивнул.

– Миша я хотел поговорить о финансировании отдельных бедных участков страны. На данном этапе это невозможно. Люди не готовы так внезапно войти в наш мир. Для этого нужно время.

– Почему ты так решил? Ты читал электронный вывод робота о жизни отдельных не автоматизированных городов?

– Нет, я не давал запрос. Сейчас наберу. Я не об этом хотел поговорить. Понимаешь, я общался со многими людьми, но они просто не понимают, для чего подобное автоматизирование. Какой-то парень сказал, что это глупость, что человека нельзя заменить. С одной стороны он прав, но ведь робот не ошибается. Робот надёжен. Робот знает, что нужно человеку, робот не может навредить человеку. Если доступным языком объяснить это толпе, то всё будет в порядке. Но проблема в другом. Я показывал фотографии нашего города, объяснял принцип работы систем, одни смеялись, другие пугались.

– Что это за забитый народ? Где ты был?

– Я уверен, Миша, что такие забитые места по всей стране, и их очень много. Окраина Мельбуса не так уж и далека от черты, их стоит чуть-чуть прижать и они поддадутся.

– Давай я сперва сам почитаю твои отчёты, и через день-два соберём комиссию, а после будем думать, как продвигать дальше автоматизирование. Сегодня я не могу принять решение.

– Хорошо. Тогда до встречи.

Монитор погас.


Илья задумчиво глядел в окно на разноцветные огни города. Слышался слабый шум, работала техника. Автоматика управляла всем зданием. Илья обернулся, в дверном проёме стоял робот.

– Роджер, что ты хотел?

– Две вещи, сэр. Я нашёл себе замену. Её зовут Матильда.

– Зачем, Роджер? Ты прекрасно справляешься с обязанностями.

– Сэр, я знаю, что вы привыкаете ко мне, и тем печальней будет неизбежное расставание в дальнейшем. Сейчас та самая стадия, когда расставание не причинит боли. Роботы не вечны, вы знаете об этом. Я пойду служить другому, чтоб мы больше никогда не увиделись. Или же меня можно разобрать.

– Поговорим об этом позже, Роджер. Ты распечатал мнение о Мельбусе? Я хочу подготовиться к завтрашнему дню.

– Да, сэр, я написал то, что думаю лично для вас в двух словах, кроме самого отчёта. Я никогда не видел столько людей, работающих без автоматизации. Они всё делали сами, сэр. Я будто попал в мир без роботов, и думаю, что сумел оценить возможности человека. Потому я хотел поговорить о защите. Не всё оказалось так, как я думал.

– О какой защите?

– О защите системы, сэр. Знаю, вы не согласитесь, но машины считают и мыслят лучше людей, и это подтверждено не раз. Нельзя оставлять контроль системы лишь человеку. Это неправильно. Я считаю, что центральная система должна управляться роботами.

– Роджер, ты хочешь, чтоб роботы контролировали роботов? Это смешно. Я понимаю, как ты мыслишь, но не нужно начинать читать мораль. Всё давно решено. По-твоему лучше, если система останется без человеческого контроля? И вообще, поговорим позже. Сейчас я занят.

– Слушаюсь.

Робот исчез за стеной, бесшумно, как всегда. Илья вновь повернулся к окну и выпил полный стакан виски.


– Вам звонят, сэр, – сказал женский голос, – это Михаил.

Илья заснул в кресле, и сейчас вскочил, протёр лицо ладонью.

– Я слушаю, – сказал Илья, привстав. Свет в помещении включился на половину яркости, вспыхнул монитор телевизора.

– Илья, ты слышал, что произошло?

– Что произошло?

– Я слышал о происшествии. Что-то с персоналом.

– Где?

– В центре энергоснабжения.

– Что там случилось?

Илья мгновенно оглянулся, подозревая, что система дала сбой, что роботы восстали, как утверждал человек с плакатом на улице. Это произошло вопреки системе защиты. Где Роджер? Роджера нигде не было. Он наверняка теперь стал врагом. Илья не верил. Просто невозможно, чтоб роботы восстали. Они точны, они исполняют команды, они надёжны.

– Мне сказали, что несколько сотрудников напились на работе, – продолжал Миша, – что это означает?

– Напились на работе? – переспросил Илья, повернувшись к монитору. Он задумался, не поняв сути, – но зачем?

– Вот и выясни это, Илья. Ты ведь отвечаешь за безопасность и бесперебойную работу персонала. Я не могу связаться с ними. Что-то произошло со связью.

– Ну, я только частично отвечаю за это.

– Я звонил, но никто не отвечал. Это странно. Что там могло…

Экран погас, свет в помещении тоже. Стало темно. Лунный свет медленно вливался в комнату, глаза привыкли. Илья рефлекторно нажимал на кнопку пульта.

– Дать свет.

Ничего не изменилось.

– Роджер, что произошло?

Тишина. Непривычная, пугающая. Никаких звуков. Где-то послышался металлический скрежет, затем снова тишина. В голове шумело. Мобильная сеть стала недоступной. Уличные огни гасли, лишь серый свет проникал в помещение. Илья нащупал мобильный телефон и подсвечивал дорогу. Двери не открывались, окна заперты, голосовая связь не работала. Илья попробовал выломать дверь, но она не поддалась. Стало тихо, но в ушах продолжалось какое-то гудение, незаметное в обычное время, когда работают вытяжки, вентиляторы и охладители.

Илья вошёл в комнату Роджера. Робот бездвижно сидел на полу, рядом сидел ещё один робот, которого Роджер приготовил на замену. Оба неподвижны. Илья слышал, как соседи беспомощно выкрикивали имена роботов. Кто-то звал на помощь, кто-то просто кричал. Слышался треск металла, звон битого стекла. Неожиданно Илья подумал о том, что это устроили специально. Восстали те, кто отказывались от автоматизации городов. Но он тут же решил, что это глупость. Бунт нужно долго и тщательно организовывать. Но что же тогда произошло?

Илья осветил неподвижные силуэты роботов. Было жутко видеть их в таких позах, абсолютно неподвижными. Илья сел за стол, поднял голову к потолку, почесал подбородок. Он догадывался, что могло произойти. Он припомнил несколько дней в Мельбусе, где люди у костра напивались до потери сознания. Они переставали себя контролировать. Неужели подобное могло произойти в цивилизованном городе? Неужели там, где повсюду камеры и роботы контролируют каждый шаг, кто-то мог пройти на работу и напиться до бесчувствия? И зачем? Как это допустили? Здание энергоснабжения контролирует и самих роботов, поэтому там их очень мало. Хорошо, допустим, роботы это упустили, но где же были люди? Охранники, начальство, коллеги по работе. Неужели никто не пресёк подобное нарушение дисциплины?

Илья сидел за столом и глядел на силуэты застывших роботов. Ему припомнилось, что Роджер хотел поговорить.

Сэр, я подготовил отчёт, который вы просили. Это моё мнение о городах, населённых людьми. Я подготовил кроме отчёта вывод в двух словах лично для вас.

Илья оглядел помещение и увидел на полочке отчёт, на нём лежал конверт, предназначенный для Ильи.

Вы можете не прислушиваться ко мне, но я ведь робот, а роботы не ошибаются.

Илья вскрыл конверт и достал листок, на котором умещался весь вывод о жизни людей в городе, не прошедшем автоматизацию. Там было всего два слова.

Человек ненадёжен.


ЧЕЛОВЕК
рассказ

С металлического стола, стоящего посреди круглого помещения, жидкость капала на бетонный пол. На столе остались следы затвердевшего биологического материала, пластиковые трубки, перемазанные слизью, различные механизмы и небольшой моторчик, теперь работавший вхолостую. Он должен был качать жидкость, но лишь гонял воздух, надувая пузыри, которые беззвучно лопались. Эта груда липкой смеси, набор пластика, напоминали по форме что-то осмысленное, какой-то неоконченный объект.

Кловус наблюдал за этим некоторое время, затем подошёл к компьютеру и задумался, прочтя выводы о результате эксперимента.

– Почему объект распался?

Женский электронный голос быстро ответил:

– Объект не распался. Слияние произошло успешно на 98%. Объект нормально функционирует.

Кловус обернулся, вновь запечатлев взглядом дёргающиеся пластиковые трубки и булькающий моторчик, который, казалось, запутался между ними и словно дразнился, надувая пузыри из слизи.

– Объект распался и разлился по полу. Он не функционирует, Сара. Произошла ошибка.

– Никакой ошибки не произошло, – сказал компьютер, – Слияние произошло успешно на 98%.

– Что не так с двумя процентами? В чём погрешность слияния?

– Состав человеческой особи недостаточно насыщен минералами, железом, углеродом. Протоплазма более низкой температуры, чем кровь человека.

Кловус начал проверять все данные, введённые в компьютер. Перечень был долгим, и на проверку ушло много времени. В большинстве состав совпадал, наличие примесей не вызывало ничего подозрительного. Всё должно было работать нормально, о чём неоднократно и настойчиво сообщал компьютер, но вместо тела человека на стальном столе лежал какой-то технический мусор.

Моторчик заглох, бульканье прекратилось, наступила тишина, разбавленная гудением работающих ламп и компьютера. Кловус ненадолго оглянулся. Трубки на столе больше не дёргались. Симфония окончена, дирижёр замолк.

Уже несколько дней Кловус пытался создать человека. Материала в комплексе хватало. Можно было использовать повторно биологический мусор, но сама попытка не увенчалась успехом. Никакой ошибки не было. День спустя Кловус вновь пробовал завершить эксперимент. В капсулы с материалом он загружал различные гели, субстанции, клейкие жидкости, в отдельную капсулу были замотаны различной толщины трубки, пластиковые детали всевозможных размеров и форм. Твёрдый пластик хорошо заменял зубы и не требовал отдельных креплений.

– Ну, что же, – сказал Кловус, глядя на общий вес составляющих, сверяясь с расчётами, – пора повторить попытку. В этот раз всё получится.

Кловус вышел из помещения, включил рубильники. Зашумели генераторы. Где-то включилась турбина. Капсулы задребезжали, насосы начали качать жидкости. Кловус смотрел через стекло, как зарождалась жизнь. Трубки ложились в определённой последовательности, принимая форму человеческого тела, жидкость закачивалась по шлангам, моторчик, лежащий в правом верхнем углу, начал гудеть, гоняя густую клейкую массу. Смесь пластика принимала форму. Спустя примерно час Кловус увидел, как начала дёргаться рука лежащего на стальном столе объекта. Цвет кожи был слишком светлым, как песок на пляже. Немного странно, но не более, просто пропорция не та, вот и всё.

Рука зашевелилась и поднялась, пальцы ходили по воздуху. Человек приподнялся на столе и оглядывался. На голове было слишком много волос, казалось, будто он надел шапку. Глубокий вдох, хриплый выдох, снова вдох, выдох. Уже легче.

– Да, дыши, – говорил Кловус, касаясь стекла, пытаясь поближе всё рассмотреть.

Снова вдох и выдох, снова вдох, затем хриплый крик. Человек схватился руками за горло, различные спектры боли расходились по лицу. Человек закричал. Из кожи на руке потекла жидкость. Человек попытался встать на ноги, но не удержался и упал на пол, продолжая кричать и крутиться на месте.

Кловус отошёл от стекла, набрал комбинацию клавиш и через минуту уже был в комнате, глядя, как извивался человек в луже липкой смеси. Человек повернул голову. Глаз был влажным, казалось, что он плакал. Вскоре из глаза жидкость потекла сильнее, щека раздулась. Человек кричал, дёргая ногами. Кловус наблюдал, стараясь ничего не упустить. Тело человека растекалось. Жидкость сочилась из потрескавшейся кожи. Один глаз выпал и покатился к ногам Кловуса, зубы отслоились и упали прямо в глотку, отчего человек на секунду закашлялся, и схватился за горло. Затем крик становился всё тише, а жидкости на полу всё больше. Через несколько минут на полу остались только залитые слизью шланги, и булькающий моторчик.

– Слияние прошло успешно на 97%, – раздался голос компьютера.

В этот раз Кловус ничего не убирал. Он зашагал по помещению, глядя на остатки объекта, держась за голову. С каждым днём голова болела всё сильней. Он слышал какие-то странные голоса, хоть в подземном комплексе никого не было, он был уверен. Только Сара, но она была лишь компьютерной программой. Он медленно шёл вдоль ярко освещённых, но пустых коридоров в свою комнату, пытаясь понять причину головной боли.

– Так вот в чём ошибка, – сказал Кловус, нагнувшись над бумагой, – я думаю, в этом всё дело. Теперь я понял.

Он зашагал по комнате.

– Слишком тонкая кожа, покрывающая тело и к тому же состав недостаточно прочный. Эти два фактора дали подобный эффект.

Он поднял голову.

– Ты, глупая железка, не могла сказать, где ошибка?

Тишина.

– Сара.

– Слушаю, – донёсся женский голос.

– Сара, состав неверный. И толщина кожи тоже. Стенки слишком тонкие, и потому, когда мотор начинал гонять по телу жидкость, кожа не выдерживала нагрева, трескалась и ткани разрывались.

– Это маловероятно, – ответила Сара, – вероятность этого семь процентов. Искусственная кожа довольно прочна.

– Но толщина слишком мала.

– Количество вещества вычислено точно. Ошибки быть не может.

– Может, Сара, может. Ты неверно распределила толщину покрытия. У тебя получилось, что внутренности более прочны, чем наружный слой. Это неправильно.

Кловус вытер лоб, и продолжил ходить по помещению, иногда поглядывая в сторону металлического стола, который недавно очищал от остатков человека. Нужно было делать вычисления заново. Но не сегодня. Теперь он знал, в чём причина и мог её устранить. Завтра он начнёт всё сначала.


Кловус наблюдал через стекло, как человек поднялся на локте, оглядел руку, затем присел, спрыгнул на пол, придерживаясь за стол, сделал несколько шагов. У него всё получалось довольно просто. Это был настоящий человек. Пришло время с ним познакомиться. Кловус переживал. Всё ли получилось верно? Не будет ли сбоев в организме? Нормально ли работают все жизненные процессы?

Кловус спешил. На секунду он заколебался, остановившись перед дверью, нажал кнопку, дверь отъехала в сторону. Человек стоял перед зеркалом и рассматривал себя, трогая рукой лицо. Когда Кловус вошёл, человек обернулся и отступил. Во взгляде застыл ужас. Кловус сперва не понял, что произошло. Он подходил ближе, но Человек отступал. И страх на его лице принимал всё более ярко выраженную форму.

– Успокойтесь, – сказал Кловус, приподняв руки, – всё нормально. Вы искусственный человек, но такое происходило последние сотни лет. Это нормальное явление. Сейчас вы первый человек, после долгого перерыва. Вы понимаете, что я говорю?

Человек молча кивнул.

– Вот и хорошо. В таком случае, я объясню, для чего создал вас. Вирус уничтожил человечество, людей осталось очень мало. Мы находимся глубоко под землёй. Тут меньше радиация и довольно безопасно. Я мало что помню из прошлой жизни. Обрывки воспоминаний о том, как я попал сюда. Я спускался на лифте. Темнота, затем свет. Частые головные боли. Я очнулся в одном из помещений. Все остальные убиты. Я не знаю, что тут произошло. Со мной только Сара, компьютерная программа, но она глупа как пробка, с ней невозможно разговаривать, и я вообще не знаю, что это за программа, ошибающаяся чаще, чем я. Наверно, я просто хорошо считаю и неплохо всё знаю. Иначе как объяснить моё нахождение тут, где осталась последняя надежда человечества?

– Люди вымерли? – спросил Человек.

– Да. Это происходило постепенно. И теперь данная машина, – Кловус указал рукой на стол посреди помещения, – единственный способ создать людей. Возможно, нужно было создать женщину, и даже две. И тогда, мы могли бы создавать людей естественным, так сказать, способом. Ведь кроме меня тут никого не осталось.

– Мы? – спросил Человек.

– Да, мы. Кстати, меня зовут Кловус. А тебя я буду называть Сэм. Что скажешь?

Человек удивлённо смотрел на Кловуса, затем указал рукой на зеркало. Кловус оглянулся и отшатнулся, не поверив глазам. Затем он посмотрел на свои руки, на тело, на ноги, снова в зеркало. Оттуда на него глядела машина, очень напоминавшая человека машина, с руками и ногами, покрытыми тонкими прослойками кожи, под которыми виднелись стальные пластины и многочисленные провода. Кловус ощупал рукой лицо, затем посмотрел на Человека.

– Выходит, что я робот?

Человек не ответил.

– Нет, не может быть. Я, наверно, человек, такой же, как ты, но созданный из другого материала, – Кловус начал ходить по помещению, размышляя, стараясь избегать смотреть в зеркало, – раньше это работало не так совершенно. Раньше было всё иначе. Правильно?

– Возможно, что и я не человек, – сказал Сэм, задумавшись, – я такой же робот, как и ты.

– Нет, не может этого быть,– сказал Кловус, – не может быть. Я и ты, мы люди.

Кловус остановился, выбежал из помещения, побежал вдоль коридоров. Он пропускал многочисленные двери, некоторые были заперты, некоторые открыты. В конце коридора дверь на поверхность. Это был стальной люк, заваренный по контуру намертво. Кловус попытался открыть эту дверь, но бесполезно.

– Это дверь на поверхность? – спросил подошедший Сэм.

– Да, это дверь на поверхность, глупое существо. Неужели ты не умеешь читать? Тут ведь написано ВЫХОД. Твоя свежеиспечённая пластиковая башка не способна понять прочитанное?

Сэм немного отступил, удивившись внезапному гневу. Кловус подходил ближе, размахивая руками.

– Или ты оказался бракованным, как и многие другие? И я один единственный нормальный человек? Почему остальные погибли? Наверно, они были слабее полудохлой курицы.

Кловус подскочил и схватил Сэма за горло, сильно надавив. Затем послышался хруст, несколько вздрагиваний, Сэм упал на бетонный пол. Несколько секунд по коридорам разнеслось гулкое эхо падения, затем наступила тишина. Кловус смотрел на мёртвое тело, на свои руки, затем оттащил Сэма в ближайшую открытую дверь. Тут были следы крови, перевёрнутая мебель, разбитое на мелкие осколки зеркало. Кловус огляделся, облизал губы и пошёл вдоль пустых коридоров. В некоторых помещениях виднелись лежащие тела, были следы крови. Некоторые тела напоминали роботов. Внезапно Кловус ощутил сильную головную боль. Он мог поклясться, что слышит женский тонкий голосок:

– Карта памяти заполнена, карта памяти заполнена. Производится очистка событий последней недели.

Кловус упал на колени и держался за голову, затем потерял сознание и пролежал несколько часов.

Когда он очнулся, голова почти не болела. Он встал, огляделся, протёр лоб, отряхнулся. Он припомнил, что вирус охватил планету чёрными руками и давит людей, как насекомых. Это вынудило уйти под землю.

– Возможно, я последний человек на планете, – тихо сказал Кловус, оглядываясь, прислушиваясь, – но это ненадолго.

Кловус, волоча ноги, поплёлся к аппарату, планируя создать Человека.

Прочитано 796 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Top.Mail.Ru