Вторник, 21 февраля 2023 14:55
Оцените материал
(1 Голосовать)

НИКОЛАЙ СТОЛИЦЫН

КОЛОКОЛЬНЯ – ДЛЯ НЕГО – ВЫСОКА


«ТИТАНИК»

1

Я взрезаю – холодную чёрную воду,
И вода – подо мною – настолько черна…
Мне б – в порту отстояться…
В такую погоду…
И спасательным кругом – застыла Луна.

2

Но работают – слаженно, чётко – машины,
И доволен, доволен седой капитан,
И я чувствую, мы с капитаном – едины…
«ТЫ ЗАЧЕМ ОТКЛОНИЛСЯ ОТ КУРСА?!
БОЛВАН,

3

ОСТОРОЖНЕЙ…».
Реву и взываю – с надсадой…
Я боюсь – не холодной и чёрной воды,
Но ведёт он – меня – с непонятной бравадой,
С непонятной отвагой – на белые льды.

4

Я во сне – их – увидел…
Когда возвышался,
Безымянный – пока что, я – на стапелях…
И с пробоиной в брюхе – на дно погружался,
Задыхался, ревел, содрогался – в волнах.

5

Неужели не слышится – в рёве машины:
«КАПИТАН, ОСТОРОЖНО…»
Ну, что за болван…
Я же чувствовал, мы с капитаном – едины…
Улыбаясь, бородкой тряхнет капитан,

6

Что не видит…
Не чувствует…
Изнемогая –
От желания – собственным курсом пойти,
И последние силы – теряя, теряя,
Понимаю, что все…
Ну, почти…
Ну, почти?!

7

И взрезаю – холодную чёрную воду,
И рычу – безнадёжному белому льду:
«Я ПЛЮЮ…
НА ЛУНУ…
НА ПЛОХУЮ ПОГОДУ…
НА ТЕБЯ…
И ИДУ…
ПОНИМАЕШЬ, ИДУ?!».


ЛЮБОВНИЦЕ СМЕРТИ

Распахнуты – застывшие глаза,
Заполненные только небесами…
Когда бы ты смотрела на меня,
Лишь на меня – подобными глазами…

Но ты…
Но ты смотрела – на неё,
И небеса – торжественно сияли…
Тяжёлую – острейшую – косу
И саван…
Ты увидела едва ли.

Доверилась – глухому шепотку…
В глазницы, переполненные тьмою,
Ты загляделась, глупая…
Зачем…
А смерть, она – смеялась над тобою.

И льнула, льнула, вечную любовь
И вечное блаженство обещая…
Она…
Она любила – не тебя,
Ты – для неё, увы, – очередная

Живая…
Только тем – и хороша…
Была…
Тебя убило – расставанье,
А смерть – уже милуется – с другой,
Озвучивая то же обещанье…

А ласка ледяная – коротка…
И на губах – застывшая улыбка…
Увы, влюблённой смерти доверять –
Нелепая…
Последняя ошибка.

А, впрочем, я – тебя – и не виню,
И над тобой – холодною – склоняюсь,
И с нежностью, бессмысленной теперь,
Тебя касаюсь…
Даже – не касаюсь.


ШОТЛАНДИЯ

1

«Шотландия…»
И жженье,
Смертельное раненье…
Мишеля потихоньку
Окликнут – небеса:

«Тоскуешь, умирая?
Бессмыслица какая…» –
И звёздами заглянут –
В застывшие глаза.

2

Немыслимые…
Муки…
Разбрасывая руки,
Немедленно отдаться,
Предаться – высоте.

И вовсе не руками,
Но чёрными крылами
Мишель взмахнул, ударил,
О, чёрный – в черноте…

3

А звёзды – ближе…
Бли-иже…
Холодные…
«Гляди же,
Ведь ты – преобразился,
Лети же – к небесам,

Лети-и-и…».
И завозился,
Подпрыгнуть – изловчился,
Не слишком доверяя –
Беспомощным крылам…

4

Ни ярости, ни боли…
«О, я – не умер, что ли?».
Немыслимо сверкают –
Простёртые крыла…

И не было – дуэли…
Лети – к заветной цели:
Шотландия Мишеля
Напрасно ли – ждала?

5

Лети – безмолвной тенью,
И каждому движенью
Отдайся – без оглядки,
И весь отдайся…
Ну?!

Мартышку забывая…
И кар-р-рканьем смущая
Мигающие звёзды
И бледную Луну.

6

А сердце – бьётся…
Бьётся…
Не кар-ркает, – смеётся
Огромный, чёрный, чёр-р-рный,
Немыслимо живой…

В глазах – застыли слёзы,
А может, звёзды…
Звёзды…
«Я скоро повстречаюсь,
Шотландия, с тобой».

7

Рождённый – чернотою,
Небесною, живою,
Как часть её, живая…
И ворон, и Мишель…

Два разные начала…
Шотландия кричала,
Звала – их…
Виновата ль
С Мартышкою дуэль?!

8

Шотландия…
О, Боже,
Заждавшаяся, всё же
Дождётся – их, конечно…
Распахнуты – глаза,

В которых – всё, что было,
Горело…
И остыло…
И громом отдалённым –
Смеются небеса…


«ТИТАНИК», 2

1

Я бы – спал, очарованный светлыми снами,
Но вверху, в черноте, покатилась Луна…
Я к Луне потянулся…
И дрогнул винтами…
И ещё…
И ещё…
Поднимаюсь со дна,

2

Из одной черноты – поднимаюсь – в другую,
И винты всё быстрее работают…
Ну?!
Сердце ржавое – бьётся…
Ликую…
Ликую…
Я томился на дне, привыкая ко дну.

3

И винтами взрезаю – холодную воду,
Как тогда…
Я – живой, и сомнения нет;
Я одно ощущаю – свободу, свободу…
Надо мною – Луны – ослепительный свет.

4

Я забыл пассажиров…
Забыл – капитана,
Доверяя Луне, доверяя винтам…
Кроме рваной пробоины, нету изъяна…
Поскорей бы, поднявшись, – рвануть по волнам.

5

Выше…
Выше…
Луна серебром окатила,
Маяком поднебесным – мигнула Луна…
Что за дивная, светлая, страшная сила
Поманила меня – подниматься со дна?

6

Вряд ли нужен Луне, светлоликой красотке,
Я, заржавленный, всеми забытый урод…
Наплевать…
Нап-ле-вать,
И рождается в глотке
Полный радости вопль: «О, СКОРЕЕ, ВПЕРЕД,

7

О, СКОРЕЕ…».
Холодную, чёрную воду
Разрываю, счастливый, и хочется мне,
Воспевая любовь, воспевая свободу,
На поверхности – ей просигналить, Луне.


КОЛОКОЛЬЧИК

Колокольня – для него – высока,
Упирается – она – в облака,

Да, но колокол…
Ему…
Старший брат…
А папаня – Колокольчику – рад,

И кивает, дескать, мы, звонари,
Помогаем – пробужденью зари,

И вдвоём…
Они-и…
Потя-анут – язык:
Близок, близок – пробуждения миг.

Рас-
-плес-
-калась в поднебесье – заря;
Улыбается – сынок звонаря,

Улыбается сынок – звонарю:
Вон – какую разбудили…
Зарю…

«Ну, конечно…
Колокольчик…
Родной…».
Всё-то небо окатило – зарёй.

Прочитано 1178 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Top.Mail.Ru