Среда, 25 мая 2022 07:34
Оцените материал
(1 Голосовать)

ВЛАДИСЛАВ КИТИК

ВЫЙТИ ЗА ГРАНИЦЫ ЯЗЫКА
(Янковская Т.В. Границы языка. Статьи, очерки, рецензии, интервью –
СПб.: Алетейя, 2022. – 282 с.: ил.)

Книга Татьяны Янковской, представляющая сборник статей под общим названием «Границы языка», развернута как панорама лингвистических проблем, обострённых необходимостью защищать родной язык от деградации.

Энергетическим ядром данного исследования можно считать статьи «О языке». Вариации этой темы проходят лейтмотивом через все очерки, интервью, репортажи, рецензии, собранные под одной обложкой, образуя цикл, объединённый их актуальностью и стремлением расширить границы языка, чтобы вернуть его в полноценное русло. Исследование, обращённое, казалось бы, к филологам и людям, связавшим своё творчество со словесностью, в одинаковой степени адресовано каждому человеку, не чуждающемуся культуры русского языка.

Указания на причины регрессивной трансформации языковых процессов в сочетании с прогнозированием их последствий выводит тему «О языке» за пределы монографии. Татьяна Янковская считает, что язык определяет «границу понимания людьми друг друга». Поэтому сохранение словарной точности каждого слова является залогом взаимопонимания в общении. Отсюда же и родительское желание, как ребёнка от дурного влияния улицы, оберегать язык от фривольных чужеземных заимствований, от хакерского жаргона, от лингвистического эпатажа, упрощающего художественную словесность. Снижение роли языка как способа мышления и взаимное непонимание поколений размывает критерии нравственности, отрывает от культурных традиций. Таким образом, вопрос о языке равносилен беспокойству о перспективах общества.

В качестве меры противодействия распаду Татьяна Янковская выводит заботу о языке из круга интересов отдельных граждан и предлагает придать ей государственный статус. По крайней мере, обязать хотя бы чиновников и дикторов официального телевидения разговаривать образцово.

Критический взгляд усиливается в главке «Культура шока и скандала». Там говорится об использовании всех методов вплоть до брутальности, чтобы только привлечь внимание потребителей к рекламе. Для стимуляции интереса к товару или социальному явлению нередко обращение к низменным инстинктам, разным видам насилия, наркомании, сексуальным и психическим извращениям.

И всё же более глубоко на сознание воздействует мера, обозначенная автором как «дегуманизация искусства». Проявляясь на всех уровнях, она заразила и детскую литературу, проникла в песенки, считалки, стала типичной ошибкой воспитания. Новая эстетика отвергает привычные понятия духовности и морали, выводит за границы добра и зла. Противоядием может служить перестройка громоздкой и малоэффективной системы преподавания словесности в школах. В частности, указывается на необходимость сочетать язык с языковым воспитанием, процесс чтения – с грамматикой. Иначе недолго до абсурда, когда «ёжик» на письме превращается в «йожика».

В главке «Искусство в потребительском обществе» автор затрагивает проблему функциональности литературы, зачастую превращающую произведение в коммерческую агитку. Метастазы явления настолько ветвисты, что впору поставить вопрос, не исчерпала ли русская литература свой потенциал (главка «О культе формата»)? Потому что нормы конъюнктуры, отражая вкусы и установки спонсоров, жёстко ограничивают авторов. По приведённым здесь словам Борхеса, это приводит к тому, что в оценке писательского творчества критерием становится не впечатление от «силы авторских убеждений и чувств», а степень их подчинённости «общепринятому этикету».

Следуя только этой линии, сборник «Границы языка» мог бы превратиться в критическое назидание. Но он уравновешен примерами литературы, которая знает образцы, достойные внимания, чтения и проникновения. Отсюда серия исследовательских заметок о корифеях творчества. Среди них воспоминания Татьяны о встречах с актёром Вениамином Смеховым, красноречиво озаглавленные «Категория восторга», и репортаж с фестиваля, посвящённого композитору Шостаковичу, на котором присутствовали его сын Максим и поэт Евгений Евтушенко. На фоне биографических фактов Татьяна Янковская подчёркивает значение органичного сплава музыки и слова. Потому что погружение в музыку делает человека свободным. Вот только правящие круги не могут мириться с тем, что человек живёт этой свободой. Здесь рассмотрение факта не обходится без иронии, приводя к выводу, что каждый хочет правды, но лучше пусть бы её сказал другой. Таковым, на примере Евтушенко, оказывается тот, кто готов за неё пострадать!

Вообще Татьяну Янковскую интересуют личности неординарные, не укладывающиеся в стереотип. Именно такие «нарушители» самобытны в творчестве. Сопоставить их можно только с учётом таких феноменов, как, например, высочайшая, буквально камертонная чуткость к нюансам своего времени, звучащая в песнях Высоцкого и американского исполнителя Тома Уэйтса. И, конечно, – чистоты языка как базового материала творчества. Особенно литературного, неотъемлемого от языка в целом. Эта идея продолжается в зарисовках из книги «Уроки эмиграции». Заявленная тема раскрывается в рецензиях на стихи современных поэтов, близких автору книги по духу.

Несколькими мощными штрихами обозначены «Стихи и стихии Веры Зубаревой». Перелистывая её сборник «Гавань», Янковская приглашает в лабораторию создания стиха, к разговору «о творчестве и о познании мира через творчество». Проистекая из глубин подсознания, оно свободно от «швов формальных приёмов». Образная система Зубаревой представляет собой органичное переплетение классических традиций, на которые обратила внимание ещё Белла Ахмадулина, и современных тенденций. Зубарева работает в той знаковой системе, когда повествование проявляется через образы, логические связи замещаются эмоциональным рисунком и подкрепляются ассоциациями. Такой сложный узор составляет эстетику её поэтической действительности. Конечно, знание русского языка здесь непреложно!

Так же интересны и читателю, и исследователю стихи Елены Литинской, вошедшие в автобиографическую повесть и дополняющие её эмоциональными оттенками (главка «Любовь с препятствиями»). Ирония, проскальзывающая в них, – отрезвляет. Лирика – поднимает над циничностью жизни.

Добрые слова адресуются барду Кате Яровой (главка «Не поставив последнюю точку»). Строка из её стихов: «Ведь любовь не кончается, просто кончается жизнь», – взята в качестве эпиграфа к статье о книге Литинской. Это практически афоризм, в котором спрессовано поэтическое кредо. Янковская словно восполняет недооценённость таланта Яровой при её жизни и пишет посвящение последней её песне. Видя каждую деталь существенной, автор прослеживает, как символически «пять слов, шаг за шагом, описывают путь духовного роста, внутреннего очищения, освобождения от всего земного». И это достигается средствами языка, аллитерацией в первых двух строках, состоящей «в пятикратном повторении звуков б и л, вторая – в игре с корнями… Постепенное усложнение грамматических конструкций отражает развитие смыслового ряда: в цепочке была обличье облик оболочка облако». И в этом «заключён переход от бренного и суетного к вечному».

Так в книге «Границы языка» показано, что литература и, в частности, поэзия, искусно пользуясь им, выводит его за границы утилитарности. Нам же важно не только тютчевское «как слово наше отзовётся». Но и как отзовётся на него каждый из нас. Неизвестно, что спасёт мир, но как способ преображения сознания языковая культура бесспорно способна продлить его полнокровную жизнь.

Прочитано 474 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования