Среда, 01 сентября 2021 00:00
Оцените материал
(1 Голосовать)

АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО

«ЗАГОВОРЁННЫЕ». ОКОЛЬЦОВАННАЯ БЕСКОНЕЧНОСТЬ
(Лада Миллер, Заговорённые. Роман. – М., ЛитРес, 2021)

У Лады Миллер есть и дарование поэта, и талант прозаика. Эти таланты разные по своей наполненности. Если Лада-поэт романтично пишет о женском счастье, но за пределы этой темы выходит редко и не совсем охотно, то Лада-прозаик, отталкиваясь от своей врачебной практики, пишет обо всём на свете. Это и философия жизни, и психология, и многое-многое другое в сплетении человеческих судеб. Проза даёт ей счастливую возможность договорить о жизни, разложить сценарий жизни на роли. В прозе она делает то, к чему плохо приспособлена любая лирика. Многим читателям полюбились её «Мурашки». «Заговорённые» тоже «промурашивают» читателей до косточек. Почему роман называется именно так? Заговорённые – это люди большой жизненной силы, которых остерегаются неудачи. Они никогда не сдаются и потому выпутываются из самых сложных ситуаций. Их словно бы «заговорили», напутствовали на победу.

Лада Миллер пишет так ярко, что читателей не покидает ощущение: у нашей жизни точно есть высший смысл. Ещё немного, и мы его узнаем. А ещё роман Лады – своеобразный памятник профессии врача. Читателю «Заговорённых» кажется, что среди врачей плохих людей либо нет вообще, либо на порядок меньше, чем в большинстве других профессий. Стать врачом – уже поступок, уже донорство. Причём ведь Лада описывает в своём романе ещё «доковидные» времена! У врачей – телескопический взгляд на мир. Вот несколько ярких цитат из романа.

«Улица бежит и бежит, и ты бежишь по ней, но вот уже пора бы и притормозить, стой, глупая, стой, цель, конечно, требует движения, но не всё, что движется, приводит к цели».

«Вся правда – вот она где. Только выпусти. Она положила себе руку на сердце».

«Она и раньше не была толстой, а сейчас сквозь неё можно было увидеть небо».

«Завтра случится новый день, и новые маленькие победы – над собой, всегда над собой, потому что над остальным миром ты не властен,и слава богу».

«Илья обнимает её за плечи, море лижет им ноги, и время останавливается. Солнце зависает у самой кромки воды, смотрит на влюблённых, хочет предупредить Ирку, что каждый поцелуй – это всего лишь рыболовный крючок, но машет рукой:
– Разбирайтесь сами, – и ныряет в море».

«Кто знает, может быть то, что происходит с нами во сне и есть настоящая жизнь? А то, что кажется жизнью, всего лишь сон?»

«Заговорённые» – роман о «среднем» этапе в жизни автора, о первой стране эмиграции. Книга интересна ещё и в познавательном плане, для тех, кто не живёт в Израиле и ни разу там не бывал. Эта странная страна не похожа ни на Россию, ни на Европу. Как укорениться на земле обетованной? Как найти себя и обрести там счастье? Герои Лады решают эти сложные вопросы по-своему. Должно многое сойтись, чтобы человек почувствовал себя в этой стране своим. Но главное для человека –профессиональная востребованность. Спутник жизни рано или поздно найдётся. Как и везде, многое в жизни зависит здесь от поддержки родных, друзей и от везения. Юлю, главную героиню романа Лады Миллер, поддерживают мама, папа, бабушка, брат. Целая большая семья! Конечно, они помогают друг другу выжить, зацепиться за открывающиеся возможности. Учат иврит – русский язык распространён везде, но с ним трудно продвинуться в своей профессии. И всё приходит с опытом и потерями.

Пациенты рассказывают Юле истории своей жизни. Она сочувствует каждому, но ставит себе психологическую задачу – не умирать вместе с каждым своим пациентом. Умирать вместе с больными очень тяжело и не очень профессионально. Первое время она смотрит на мир исключительно глазами страданий.

Проза Лады Миллер захватывает и уже не отпускает. Для меня показатель качественной прозы – если её хочется цитировать. Ещё одна цитата из романа:

– Э, деточка, заблудиться можно где угодно, –о тозвался водитель, посмеиваясь в седые усы, – А самое страшное – в самом себе.

Лада Миллер поднимает в «Заговорённых» очень интересные вопросы. Например, боязнь говорить на неродном языке и необходимость всё-таки это делать. Вот как описывает писательница это ощущение: «Для меня это настоящая пытка, особенно в самом начале. Будто вышел из моря на пляж и понял, что купальник с тебя волной сорвало, а вещи, которые оставил на берегу, пропали». Лада – из того удивительного типа людей, которых интересует любая жизнь в любой стране в любых проявлениях. Она отважна и любознательна. А тут – поди ж ты – и ехать никуда не надо, судьба сама тебя привела надолго в другую страну. Эмиграция провоцирует умного человека на размышления об устройстве мира. Вот, например, в России в реанимацию родственников больного не пускают вообще. А в Израиле – пожалуйста. Каждый день можно приходить.

«Заговорённые» – книга «вкусная». Но в ней есть особо эмоциональные фрагменты. Автор не злоупотребляет сентиментальностью, катарсис наступает внезапно. Герои романа постоянно решают сложные вопросы. Что делать: рушить семью ради новой любви, жить втроём или оставить всё как есть? Наверное, каждый человек в той или иной степени сталкивался на практике с такого рода проблемами. Любовь трансформирует человека, переформатирует его личность. Иногда, если повезёт, – в лучшую сторону.

Когда Лада сначала делает экскурс а прошлое, а потом неожиданно рассказывает о том, что случилось в будущем с одногруппниками её героини, у меня наворачиваются слезы. Просто и страшно так смотреть на нашу жизнь. Но именно этим и ценен писатель. Быт в «Заговорённых» неожиданно перерастает в бытие. У Тарковского есть такое стихотворение – он во сне приходит к своим друзьям в канун войны, уже зная наперёд, кто из них погибнет. Лада Миллер, путешествуя из прошлого в будущее, использует, в сущности, тот же литературный приём, что и Арсений Тарковский, но у меня сложилось впечатление, что в прозе такой приём работает лучше, чем в поэзии. В прозе существует эффект неожиданности. Ты совсем не ждёшь, читая об израильском быте героев, экскурса в будущее, где героев уже нет. И это работает как катарсис. А вот руки больных с лагерными татуировками – портал в прошлое. Передвижениями на машине времени автор раздвигает пространство повествования. Она, как Господь, заранее знает будущее своих героев. Но ведь писатель и есть творец!

Писательница убеждена: жизнь – это не только то, что происходит с нами в данную конкретную минуту. Жизнь – это и то, что было, и то, что будет. Окольцованная непрерывность. Закольцованная бесконечность. «Чтобы примирить человека и жизнь, надо испытать смерть».

Лада Миллер – не только врач, но и психолог-микроскопист. Складывается впечатление, что на мир она смотрит гораздо большим количеством глаз, нежели обычные люди. «Заговорённые» расширяют философский кругозор читателей. Вот, например фрагмент романа о Библии в жизни человека. «Библия», – говорит героиня Лады, – книга о том, как жили люди до и после десяти заповедей Моисея. И вот что интересно. Люди как нарушали заповеди до их появления, так и продолжали их нарушать после установления этих заповедей. Жизнь сама по себе, мораль сама по себе». Если довести эту мысль до логического конца, жизнь в принципе противоположна Богу. «Библия – книга о том, как жить нельзя», – говорит Лада Миллер.

Во второй части романа действие словно бы замедляется, будто сама жизнь ещё толком не знает, чем это всё закончится. А герои неожиданно… выныривают из будущего, живые и невредимые.

Прочитано 236 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования