Вторник, 01 декабря 2020 00:00
Оцените материал
(4 голосов)

АЛЕКСАНДР В. БУБНОВ

ИНТЕГРАЦИЯ СВОБОДЫ И ИГРЫ

Игра обычно проходит по определённым правилам… Но есть и свободная игра солнечного света сквозь осенние листья, правда, ограниченная стенами комнаты, куда этот свет проникает сквозь оконный проём… Но есть и свободная – более холодная – игра неповторимых сочетаний форм стёклышек в калейдоскопе, правда, ограниченная формой цилиндра с его зеркалами, придающими формам симметричный вид… В широком осмыслении симметрия понимается как гармоничное сочетание – интеграция – своих компонентов, то есть, с одной стороны, игры свободной, с импровизированными здесь и сейчас правилами, как в играх детей, и, с другой стороны, игры по правилам классическим, устоявшимся, проверенным частными опытами и опытом общим… Наконец, есть интеграция второго порядка – интеграция свободы и игры, с той очевидной поправкой, что и свобода, и игра ограничиваются некоторыми правилами, конечно же, варьируемыми в контекстах пространства (форм) и времени (движения форм). Свобода прежде всего в том, чтобы учитывать движения и пространства иных форм, чтобы существовать с ними, развиваясь вместе, чтобы быть в согласии… в содружестве… в интеграции… как дети, когда они счастливы играть вместе…

Аналогичные «движения» наблюдаются в современной поэзии, в той её части, где она ищет новые формы, стили, ищет свою новую философию… Одну из этих форм я называю Интегральным стихом (И-стихом).

Судя по «Майским Интегральным чтениям» (кураторы Людмила Вязмитинова и Александр Бубнов, 29.05.2020, ZOOM), сами авторы часто интуитивно чувствуют и применяют как рифмы, так и другие составляющие И-стиха. При этом некоторые авторы прямо утверждали, что в стихотворениях, которые они читали, рифм нет!.. Однако при дальнейшем подсчёте оказалось, что в прочитанных 33-х стихотворениях 20-ти авторов зарифмовано от 38 до 75 процентов строк. Такая любопытная авторская рефлексия – одно из экстралингвистических свойств формы И-стиха, приближающегося к спонтанной речи, когда в идеале нет цели сочинить стихотворение, по крайней мере, стихотворения в какой-либо из известных устоявшихся форм или метров… Такое часто бывает у детей в их сочинениях…

Определение И-стиха, которое было принято как рабочее к «Майским И-чтениям», звучало так: И-стих есть вид стиха (стихотворной речи), который индивидуальным способом, вытекающим из поэтики автора, синтезирует (интегрирует) разного рода техники и стратегии, как бы балансируя между ними.

ДАРЫ

дар Солнца – взгляд
дар пространства – мгновение
дар времени – остановить

хочешь пить – бей в барабаны
хочешь флейтой – пролейся
или звени оркестром
во все паруса

яблоко – дереву мать
съешь его до последней косточки
съешь всё чему быть всем
съешь тень
и съешь отражение
стань сытым
стань ничем
стань дыханием преддыхания
стань круглым до пустоты
стань отодвигающим
дары

(авторская стр. Маргариты Аль на Стихах.ру)

Стихотворение «Дары» Маргариты Аль актуализирует сразу две проблемы Интегрального стиха: 1) проблема доли и структуры единоначалия (я бы назвал это тавтоанафорикой) в общем объёме и общей структуре И-стиха (последовательно 3, 2, 4 и 5 повторов здесь создают особую И-гармонию нерегурности), 2) проблема трактовки графического знака – тире – как цезуры, в контексте осмысления интеграции графического и устно-речевого компонентов И-стиха, с акцентуацией рифм: остановить / пить, флейтой / пролейся… Финальная рифма (До пуст[А]тЫ / ДАрЫ), в целом считавшаяся бы слабой в классическом стихе, позволяет перейти к рассмотрению такого нового понятия, как Интегральная рифма. Эта рифма в общем плане характеризуется своей относительной незаметностью, ненавязчивостью, входящей в особую философию свободы Интегрального стиха…

ФИО-летово

Флейта задувает фиолетово
мою фамилию,
имя,
отчество…
Лето в омуте минувшей осени
выводит ламенто си-минорное.
В шутку заливается луна
и замороченно
смотрит на меня
вращающейся воронкою-зрачком.

(авторская лента Наталии Лунёвой на Фейсбуке)

В этом стихотворении Наталии Николаевны(!) Лунёвой (ФИО!) графическое и фоническое интегрируется и символизируется в звукобукве О! Скорее всего, у автора интуитивно получилась сквозная рифма, которая обычным нестиховедческим глазом вряд ли ощутима в таком стихотворении с вольной метрикой: ОтчЕство, ОсЕни, заморОчЕнно. Важно выделить в этих словах не только ударную, но и заударную гласную, чтобы почувствовать эту почти символическую рифмическую линию, к которой примыкает следующая пара: си-минОРНОе / замОРОчеННО. А в финале стихотворения припрятано ещё и такое слово для луны: вОРОнКОю-зрачКОм. Гораздо менее заметны в интегральном стихе рифмические ассонансы типа луна / меня. В силлаботонических катренах, например, такую рифмическую пару критик счёл бы неудачной, но в контексте и интонации интегрального стиха эта пара рифм слышится органично, прежде всего потому, что нет рифмического ожидания ввиду отсутствия регулярного ритма – это очень любопытная тенденция реабилитации слабого ассонанса в интегральном стихе с приближением к понятию Интегральной рифмы, рифмы в большом диапазоне между бросающейся в глаза и едва заметной слуху и глазу… Важно подчеркнуть символический авторский аспект: ФИО / Лунёва / луна / меня…

Кроме многих других аспектов, форма Интегрального стиха способна описать и даже «опоэтизировать» многие казалось бы далёкие от поэзии высказывания, будь то статья публициста, речь ребёнка или спонтанный ответ поэта на вопрос в интервью, что удалось формально зафиксировать (с согласия автора, конечно) при просмотре телевизионного интервью Ольги Ильницкой («Програма «Ми» з Олександром Федоренко: Ольга Ільницька. Проза. Поезія. Подорожі» от 20.02.2019). Премьера перформанса, состоявшего из авторского чтения Ольги Ильницкой и последующей демонстрации записи соответствующего фрагмента интервью, извлечённого мной как found poetry, состоялась на курируемом мною Фестивале литературного эксперимента (ФЛЭ) в Москве в августе 2020 года. И это тоже своеобразная интеграция форм представления стихотворения.

***

Ты посмотри на эти горы,
на эти леса, океаны, моря…
Они же абсолютно к нам равнодушны,
им же совершенно всё равно…

Они есть –
со своими штормами,
со своими штилями,
со своей красотой…

А мы во всём этом ощущаем,
какие мы маленькие,
мы часть всего этого,
и только сосуществуем с ними…

А они
не заморачиваются…

(Ольга Ильницкая, 20.02.2019, из интервью)

В миниатюре «Белая бабочка…» Ирины Отдельновой (курской писательницы, недавно ушедшей из жизни)

Белая бабочка
вспорхнула прямо из-под моих ног,
чтобы я приноровила свой шаг
к её полёту.
И мы полетели!

происходит интеграция неявной панторифмы в звукопунктирах и смыслообразах соседних строк (первую – как бы непарную – строку мы оставим на завершение анализа). Панторифма 2-3 строк держится на начальном звукобуквенном ассонансе «вспО… / чтО…», созвучии гласно-согласном в серединах строк («…лА ПРЯмО / Я ПРинО…», «м» и «н» тоже «сонорят» вместе) и в конце («мОИх ноГ / свОЙ шаГ»). Игра на местоимениях (моих / свой) продолжается в финальной лапидарной паре строк (её / мы), завершаясь интегрально в плане семантики и поэтики образа: ‘МЫ с бабочкой полетели ВМЕСТЕ’, с квази-тавторифмой на основе («полёт / полет…»). Слияние (синтез) происходит в короткой паре строк, а подготовка к синтезу (интеграции) происходит в разработке – в двух предыдущих – более длинных – строках… В такой логике композиционного анализа первая строка предстаёт как ещё одна пара, но не строк, а слов-тавтограмм, принципиально контрастирующих со всем остальным текстом, и в ненавязчивости такого контраста, в его незаметности состоит ещё одно проявление Интеграла.

Интегральная сверх-миниатюра Татьяны Михайловской

тик
звёздный
так

балансирует между устойчивым сочетанием (тик-так) и словами, омонимически рифмующимися с этим сочетанием (тик / так); между рифмой (диссонансной, тик / так) и не-рифмой (диссонансная рифма не ощущается в таком коротком тексте, акцентированном на других стратегиях); между различными нюансами смыслов (семантическая интеграция по ассоциации «звёздный час» с примыкающими смыслами, как бы «ножом» входящими второй строкой-словом) и т.п.

В следующем стихотворении Марии Поповой «люди что приговорены…» ярко выражено одно из главных свойств И-стиха – единство формы в контрасте длин строк. В частности, самые длинные строки акцентируют (наверное, интуитивно) рифму «ТЭЦ и / крест свой», которая вряд ли была бы так заметна, если бы не было такого разнообразия в отношении длины строки… Вот из таких нюансов складывается часто форма и философия И-стиха.

В целом, нерегулярное чередование более длинных и более коротких строк для И-стиха весьма характерно, но… необязательно, как и многое другое в И-стихе. Потому что И-стих использует в своём арсенале если не бесконечное, то очень большое количество составляющих его приёмов, техник, стратегий… Важно добавить – все они взаимодействуют друг с другом комплексно, интегрально, без чётких границ между ними (хотя и здесь исключения вполне возможны).

***

люди что приговорены
к жизни между сиреневым зданием ТЭЦ и
небольшими хрущобами
ютящиеся
боящиеся
несущие сумки с едой словно крест свой
вишневый цвет
распускается
и для них
в первую очередь
для них

(авторская лента Марии Поповой на Фейсбуке)

Что же такое Интегральный стих?.. Можно ли его точно определить?.. В науке иногда бывает так, что то или иное определение термина неустойчиво или варьируется (например, определение предложения в языке и речи), тем более, если происходит описание новых реалий поэтики, состоящей из множества компонентов… Кроме определения, «рабочего» для «Майских Интегральных чтений» (см. выше), добавим следующие…

Интегральный стих (И-стих) есть совокупность (интеграция) следующих своих определений (которые представляются в системе и могут уточняться в процессе апробации теории И-стиха в виде научных семинаров, поэтических чтений, а также коммуникации теоретиков и практиков – поэтов, если у них есть желание «отзеркалить», разобраться в своей «кухне»).

И-стих есть экспериментальная развивающаяся концепция (система) стихосложения, описывающая одну из относительно универсальных практик работы поэта с формой и стилем стихотворной речи; данная практика (стратегия, философия) подразумевает отказ от регулярности и стандартизации на всех уровнях формы (длина строки, рифмовка, строфика, объём текста и т.п.), а также комплексное использование более или менее сильных сторон и свойств стихотворной речи – в зависимости от большей или меньшей силы воздействия этих сторон и свойств на читателя; под свойствами стихотворной речи понимаются метрика, рифменность, звукопись, строфичность и т.п. Например, регулярная метрика (силлаботоника) и рифменность с её регулярной предсказуемостью – это сильные свойства, которые могут априори (на ожидаемом уровне) воздействовать на читателя или слушателя значительнее, чем менее заметные свойства стихотворной речи, даже если те представлены в большем объёме…

И-стих есть комплекс (интеграция) уровней понимания стиха как системы с более или менее гармоничным и уравновешенным (Интегральные качели, или система «сдержек и противовесов») использованием приёмов и методов, избранных – осознанно или интуитивно – поэтом для данного сочинения в зависимости от его целей и задач, а также от идиостиля автора.

И-стих есть нерегулярный полурифмованный астрофический или вольно-строфический стих с полным либо частичным отсутствием рифменного ожидания.

И здесь будет вполне уместна одна цитата, иллюстрирующая одну непростую стиховедческую проблему относительно всего лишь одной категории стиха – рифмы: «…Насколько ощутимы эти неточные рифмы, сказать трудно: манера рифмования у Хлебникова сильно меняется от произведения к произведению – от очень точной до очень свободной, поэтому опыт рифменного ожидания читателю приходится каждый раз накапливать заново. Например, неясно, считать ли цепь слов [в поэме «Берег невольников», – А.Б.] «грудь – икру – друг – на уру» одной рифмой или (как мы считали) двумя; а при очень свободной манере рифмования в этот ряд могли бы войти и ассонансы «по плечу» и «зубы». Неясно, считать ли одинаковые слова в концах строк нерифмующимися или же это «тавтологические рифмы»; если допустить последнее, то можно увидеть рифму и в «белым – белой», и в «глаза – глаза»; правда, «глаза» в ст. 4 приходятся не на конец, а на середину строки и должны были бы считаться внутренней рифмой» (Гаспаров М.Л. Избранные труды. Т.3. О стихе. М., 1997. С.525).

Рифма – как и Форма, как и Поэзия – суть понятия сложноорганизованные, кроме того, все они – существительные женского рода…

Прочитано 512 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования