Четверг, 01 сентября 2011 00:00
Оцените материал
(0 голосов)

ИГОРЬ ПАВЛОВ

СЕЛЕНИТ В ОЛЕАНДРАХ


***

Меркнет слива, сияет синица…
Звёздный дым поникает к весне.
Мне, как лёгкому лету, приснится
По ручьям убегающий снег.

Машет мальчик пустым пистолетом,
В олеандрах уснул селенит.
Попугай под морщинистым веком
Запотевшее солнце хранит.

Ходят куры, желтея ногами,
И ливанский песок – горячей
Там, где девочка пляшет нагая
В ореоле июньских ночей.

Это всё небывалостью бреда
Завещало мне детство – тот сад,
Где бывает сиренево лето,
Где лиловые шарики спят.


***

Покой кивает олеандрам,
Вдыхает флору дальних стран…
И ты уснёшь. Тогда за кадром
Восстанет розовый фонтан.

Вот вырос, властен и безвластен,
Как тополь, – стройный, озорной, –
Смешенье грёз и сна и страсти, –
Пропахший утренней зарёй,

Моих сомнений порожденье,
Он – подтвержденье, он – ответ,
Что ты чиста до пробужденья,
Пока тебя в сем мире – нет…


ОБЕЩАНИЕ

В декабре – в неизвестном году –
Я приду к тебе; снова приду.
Я приду к тебе, вкрадчив, – как врач,
Я приду к тебе, нежен, – как нож.
Прикачусь, как доверчивый мяч,
И замру, – успокоюсь у ног…
Я приду к тебе – истинный бард
С полумёртвой седой бородой.
Отрекусь от созвездий, от карт,
Буду счастлив забытой игрой.
Я – приду к тебе.
Ночью приду.
Ты почуешь меня. Как беду.
Вспомним город о двух головах,
Где душа подымается в рост,
Ибо в зданиях – множество плах,
А над ними – бесчисленность звёзд.
Перепутаем – май ли, февраль?
Перепутаем – ночь ли? Рассвет?
Я приду к тебе, – лёгкий, как враль,
Безнадёжный, как утренний свет.
Я приду к тебе… Слышишь? Приду.


***

Когда слепой засуетится
И слабодушный побежит,
И на глазах у очевидца
Извечный купол задрожит,
И миру явится Разруха,
И дух займётся от пустот,
Среди поверженных красот
Мне повстречается старуха.
– Куда ты едешь, постарев,
И кто тебя зовет Еленой?
И глухо отвечает зев:
– Туда, туда, на край Вселенной
Где свет разбуженного сна,
Где возрождается Весна.
Весна, что, в сумерки пылая,
Цвела и летом и зимой,
Из той поры, когда была я
Ещё Поэзией самой!


***

Пройдут и Офир, и Освенцим,
Забудутся Рим и Рени…
И старцы пройдут, и младенцы,
Когда постареют они…

Конец прoзираю – в начале
Едва проявившихся дней.
На свете так много печали,
Что можно не думать о ней…

Печаль – и в движеньях, и в позах,
В сплетениях душ и имён…
Печаль незаметна, как воздух,
Во всём пребывая, как он.

И, послана во искупленье
За бред, за дурные дела,
Как осени благословенье,
Прозрачная старость пришла…

Прочитано 1600 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования