Вторник, 22 февраля 2022 16:35
Оцените материал
(0 голосов)

АНДРЕЙ ГАЛАМАГА

ФИЛОСОФСКИЕ СТИХИ


***

Что солоно – что пресно, что весело – что грустно.
Глядишь, запишут в плюс мне неприхотливый нрав.
Из вкусно и полезно я выбираю – вкусно,
Нисколько не заботясь, что, может быть, не прав.

Зачем, скажи на милость, хвалить себя за смелость?
Намерения – мелочь, поступки – пустяки.
Из делать и не делать я выбираю – делать,
Затем лишь, что движенье мне более с руки.

А если что – не вышло, не велика потеря.
К чему чернить удачу, зачем судьбу сердить?
Из верить и не верить я выбираю – верить,
И кто меня за это посмеет осудить.

Пусть безыскусный выбор мне не приносит выгод,
Пусть только отблеск тусклый мой освещает путь.
Мне только бы увидеть в конце заветный выход,
Я свежий ветер с неба – смогу за ним вдохнуть.


ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК

В известном городе большом
Совсем недавним прошлым
Между соседями тишком
Жил человек хороший.

Не худощавый, не толстяк,
Не грешник, не святоша,
Неторопливо, просто так
Жил человек хороший.

Ни разу не был уличён
Ни в пьянке, ни в дебоше;
И все сошлись на том, что он
Был человек хороший.

Он не читал учёных книг,
Решив – себе дороже;
Пусть он успехов не достиг,
Но человек хороший.

Ему талантов не дал Бог,
Благих желаний тоже;
Пусть никому он не помог,
Но человек хороший.

О нём весь двор судил-рядил,
Но порешили проще:
Раз никому не навредил,
То человек – хороший.

Однажды он глаза смежил,
Всё вкратце подытожил
И умер, словно и не жил,
Тот человек хороший.

Твердили на похоронах,
Что он не вынес ноши
И вот безвременно зачах,
А человек – хороший.

С тех пор, друзьями позабыт,
Знакомыми заброшен,
На дальнем кладбище лежит
Тот человек хороший.

Жизнь заново не проживёшь,
Не переменишь кожи.
И не поймёшь, – а был хорош
Тот человек хороший?


***

Кто разгадать не норовит
Чужой характер вмиг?
Но, на поверку, внешний вид
Заводит нас в тупик.

Бывает, смотришь, человек –
Не человек – кремень;
А ищет прошлогодний снег
Или вчерашний день.

Себя он выдаст с головой
Тем, что суровый взгляд
Нацелен не перед собой,
А обращён назад.

И у него сомненья нет,
Что пролетели влёт
Пятнадцать, двадцать, тридцать лет,
Как стрелки оборот.

Мгновенье – день, минута – год,
Всё, как у всех, кажись;
Так незатейливо пройдёт
Обыденная жизнь.

Но есть лазейка – не попасть
В губительный силок, –
Попробовать, не торопясь,
Жить без оглядки, впрок.

Ложиться за полночь без сил,
Потом вставать чуть свет,
Чтоб каждый день наполнен был,
Как двадцать, тридцать лет.

На время жаловаться грех,
Что, не спросясь, бежит;
Оно лишь выдумка – для тех,
Кто им не дорожит.

Не опасайся не успеть,
Отбрось напрасный страх;
И верь, что жизнь длинней, чем смерть,
И всё – в твоих руках.


***

Жизнь кажется обворожительной,
Лишь шаг – и воплотишь желания.
Как вдруг настигнет неожиданно
Осеннее недомогание.

Всё, вроде, сшито крепко-накрепко.
Казалось, что могло грозить бы нам?
Но, как показывает практика,
Ничто нельзя назвать незыблемым.

Всё злит, – погода депрессивная,
Рассвет, застывший в луже глянцевой;
И ищешь, чем бы компенсировать
Утраченную мотивацию.

Лес помертвел, покрылся пятнами.
Где силы, чтоб вернуть смогли меня
В условия благоприятного
Психологического климата?

Что за Господне наказание –
Растерянно следить за тлением
И про себя давать названия
Несуществующим явлениям.

Как сделать, чтоб с собою в мире быть
При перепадах настроения
И неуменьи сублимировать
Свои подспудные стремления?

Зима близка до осязания;
И стоит, колдовства не требуя,
Попробовать начать всё заново,
Как будто осени и не было.

И, словно восходя по лестнице,
Понять, что можно не тревожиться;
И в самый светлый день Рождественский
Почувствовать, что жизнь – не прожита.


ВЕЗЕНИЕ

Кто на иронию горазд,
Кто не рисуется фальшиво,
Тот убеждался много раз,
Везенье – признак позитива.

Кто не страшится прогореть
В игре, в которой куш не мелок,
Тому не скучно даже средь
Интеллигентских посиделок.

Удобно плыть по воле волн,
Везде вести себя по форме
И исповедать эталон –
Мол, конформистом быть комфортней.

А тот, кому доступна суть,
Кто благ не ожидает втуне,
Тот запросто готов рискнуть,
Уверенный в своей фортуне.

Не каждый, кажется, поймёт, –
Те, что смогли пройти по грани,
Предвидели на шаг вперёд
И никогда не проиграли.

Живут как будто за троих,
Чем вызывают подозренье,
И недолюбливают их
За неизменное везенье.

Но всё, чего недостаёт,
Судьба подносит им на блюдце;
И те, кому всегда везёт,
Всегда последними смеются.


ТРУСОСТЬ

Храбрость не приносит преимуществ.
Уж победа, кажется, близка, –
Не убережёшься, потому что
Трусость действует исподтишка.

Не мятежница, не бунтовщица;
Но, добившись выгоды своей,
Трусость не стесняется гордиться
Тем, что снова выигрыш за ней.

Важно распознать чужую слабость,
Тут же – торжество не за горой;
А какой ценой оно досталось,
Это, наконец, вопрос второй.

Не чуждаться низости и лести,
Но привычно не играть с огнём;
А наивные призывы к чести
Трусости обычно нипочём.

Отхватив всего, чего хотелось,
Так, что хватит до остатка дней,
Трусость выдаёт себя за смелость,
Упиваясь дерзостью своей.

Палец в рот ей не клади – откусит.
Но наступит и её черёд;
Тихо торжествующая трусость
Незаметно изнутри гниёт.

Что порочно – стало быть непрочно;
Глянешь, – далеко ли до греха, –
Глянцево блистает оболочка,
Ткни слегка, а там внутри – труха.


***

Er hat den Wald nicht mehr verlassen.
            Hermann Hesse. Das Glasperlenspiel 1

Лес потрескивал, дробился на осколки;
Я сквозь дебри выбирался наугад.
Хвойный дух, непререкаемый и стойкий
Обволакивал от темени до пят.

Я спугнул случайно, под ноги не глянув,
Стайку сонных раздосадованных птиц
Перед папоротниковою поляной,
Там, где сумеречный бор достиг границ.

Воздух реже становился и свободней;
И казалось, лес остался за спиной,
Но за вырубкою позапрошлогодней
Вновь смыкался неприступною стеной.

Только что мне дела до ночной мороки.
Коль написано упрямство на роду, –
Я не стану возвращаться с полдороги,
Хоть к рассвету, но я всё-таки дойду.
____
1 Лес он больше не покидал. Герман Гессе. Игра в бисер


***

Привычка русская свой крест нести,
Ни исповедать, ни постичь её, –
От ощущенья бесполезности
До состоянья безразличия.

Весь опыт прошлого ни разу нам
Не удалось принять за правило,
И руководствоваться разумом
Ничто нас так и не заставило.

Но мы стоим перед напастями,
И перед силой не пасуем мы;
И разве тем грешны отчасти мы,
Что каждый раз непредсказуемы.

И как бы ни досталось крепко нам,
Мы всё не ропщем тем не менее;
И в пику посторонним скептикам
Несём своё предназначение.

Мы просим силы и усердия,
Чтобы с пути не сбиться крестного,
У Серафима и у Сергия,
У Пушкина и Достоевского.

И в битве, где бессильно знание,
За нас судьба – святая схимница;
И воздаянье ждёт нас на небе,
И не пройдёт, и не отнимется.

***

От обычной тоски человечьей,
От простой человечьей тоски.
                           Б. Бектемир

Ничто не печальней начального слова,
Да было бы слово основою речи;
Нарушить молчание проще простого,
Но часто наполнить молчание нечем.
И тошно, и душно от слова пустого,
Как тошен впустую растраченный вечер.
Ничто не печальней случайного слова
От неизреченной тоски человечьей.

Прочитано 691 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования