Оцените материал
(0 голосов)

ВЛАДИМИР НИКУЛИН
Дмитров

ВИДЕНИЯ

Острой тенью над избою накренился лес,
В ней под детской колыбелью расстелились мхи,
И в пелёнки, из-под пола, папоротник влез.
До утра угомонились псы и петухи.

А малютка в тонких листьях ёжится, не спит,
Только слышит, как над крышей зреют голоса –
То сквозь мать его и бабку проросли грибы –
Две кручины над избою жмутся к небесам.

Вот те русская глубинка – травник да завет,
Ты – ларец сказаний чудных, брошенный в лесах,
На заре проснётся нянька, а малютки нет –
Он ушёл по лунной тропке, к мамке, в небеса.

***

Ствол из него течёт кора, из неё течёт кора,
В ней утопает воробей до пяти часов утра.

Он от пяти часов утра до полудня вьёт гнездо,
Сто двадцать веточек собрал, а грачи собрали сто.

Стоп. У соседнего двора солнце лопает зарю,
Ствол, из него течёт кора, по привычке, к воробью…

***

За горьким расставаньем случается война,
За мертвенным молчаньем – великая стена.
Отец, источник правил, фигура из песка,
Ты, прежде всего, Авель, а лишь потом – тоска

Ты, прежде всего пища, а лишь потом обет…
Один из нас двуличен, другого вовсе нет,
Один из нас пропащий, другого не найти…
Но кто-то третий в чаще на полпути сидит.

И на коленях греет увесистый кистень,
Мы врозь не одолеем его медвежью тень…

***

Другие напиши слова, другие письма,
Чтоб я по ним тебя узнал, тебя осмыслил,
Чтоб не струилось в тишине непониманье,
Другие силы обуздай для созиданья,
Иль растворись до «ничего», до точки встречи,
Где мы найдём друг друга младше и беспечней.

СЕРДЦЕ

Сердце, стучи, сердце, стучи – так подчиняя время,
Силой своей, грустью своей жизнь сохрани в ночи.
Не заробей, не замолчи, не поклонись сомненьям
Кто бы не предал в долгом пути, сердце моё, стучи!

Если идти – горной тропой, если лежать – в поле,
Чтоб иссушил ветер шальной, чтобы сожгли лучи.
Сколько ещё бед впереди? Сколько ещё боли? –
Перешагну. Перелечу. Сердце моё, стучи!

Если последний друг отступил – выдохся быть другом,
Если учитель, старый солдат, не отступил – почил,
Не опущу бледного лба, пусть будут бить грубо.
Будет вести голос-судьба, только стучи. Стучи!

Даже когда силы уйдут – их отберёт дорога:
Руки – бледны, веки – темны, голос как яд горчит –
Всё исцелим. Всех победим: чёрта и даже Бога!
Ярче свечи, жарче печи, сердце моё, стучи!

ТЕПЛО

Подойду к реке, зачерпну в ладони,
Разожму, пускай утекает прочь.
Меж страницами книги дурман и донник
И решимость недоброе превозмочь.
Между словом прошлым и словом будущим
Будет долго-долго журчать вода…
Зачерпну. И руки мои связующе
Отдадут тепло своё. Навсегда.
И оно уклейкой блеснёт в течении
И достанется селезню на обед.
Не реки серебряное свечение –
Моего тепла отражённый свет.
Пусть оно мерцает из каждой заводи,
Каждым всплеском пусть побеждает лёд.
На последней странице, в словах и в памяти
Приютится и пламенем расцветёт.

***

Я – окунь подо льдом,
Я – тёмная вода.
Поставлены на кон
И сила, и судьба,
Поставлено на кон
Душевное тепло.
Я – окунь подо льдом,
А подо мною дно.
А сверху льётся свет
Лазурно-голубой,
А дно ползёт ко мне,
А дно зовёт домой…
Последнее на кон,
Срастается стена
Я лучше стану льдом,
Чем стану частью дна.

Прочитано 274 раз

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования